Сибирский да Винчи. Архитектор Шкаруба
и его город

Полистать книгу
Перед вами нестандартная биография нестандартного человека, а точнее, пожалуй, литературный дивертисмент Игоря Маранина,
с архитектором Виктором Шкарубой и его другом Константином Осеевым в главных ролях, а также с его братьями и детьми в ролях второстепенных и прочими изобретателями, яхтсменами, служителями культа, так сказать, в массовке.

Прежде чем рассказать о книге, укажу на то, что ее автор фамилию главного героя возводит к скандинавским корням и не склоняет. Насчет корней иных сведений не имею, а вот склонять по законам русского языка следует все мужские фамилии, какой бы буквой они не заканчивались, кроме французских, завершающихся ударной гласной. Посему здесь я буду действовать по правилам.

Что же представляет собой эта красивая, наполовину альбомная книжка,
с яркими иллюстрациями и множеством фотографий, почему я назвал ее дивертисментом? А как еще, позвольте спросить вас, многоуважаемые Игорь Юрьевич, Виктор Михайлович и Владимир Федорович, коли прочитывающаяся влет, она не вписывается ни в какие жанровые рамки?
В первой и – добавлю – лучшей, по-моему, части повествования о жизни старшего сына выходцев из Белоруссии это в чистом виде восторженная
и очень интересная биография.
Вторая часть – чистейшая утопическая фантастика в духе советской НФ второй половины 50-х – начала 60-х (Ефремов, ранние Стругацкие), где автор попадает
в волшебный Новосибирск какой-то первой коммунистической фазы, образца 204… года, построенный по запатентованным проектам Шкарубы – Осеева, служащих ему гидами и разъясняющих юноше, обдумывающему житьё, правила быта и поведения в очередной стране Утопии.
Третья часть – вновь биографический короткий эпилог, повествующий преимущественно о братьях и детях архитектора.

Так она построена, эта любопытная книжка о Викторе Шкарубе, сибирском титане Возрождения, в начале пути побывавшим авиатором и пчеловодом, затем придумавшим электроплитку нового образца (плиткой старого образца,
с открытой спиралью, пользовались, без конца припаивая друг к другу отгоравшие концы этой самой спирали, еще в моем раннем детстве, то бишь во второй половине 50-х), ну а позже сосредоточившего свои усилия на создании архитектурных проектов будущего, поскольку в настоящем преодолеть множество противотанковых рогаток, неизменно устанавливаемых всесильными чиновниками на пути всякого прогресса, преодолевать титанам духа почти никогда не удавалось – даже и настоящему да Винчи. Объясняется эта ситуация обычно (и Мараниным тоже) тем, что гении слишком уж опережают свое время.

Тем не менее истинным подвижникам, людям высокого темперамента и вечного беспокойства кое-что сделать все-таки удается, особенно тем из них, которых по справедливости называют рукастыми. Виктор Шкаруба именно из их отряда –
и фантазер, и ученый, и мастер золотые руки.

Почти в одиночку или – реже – с небольшой группой соратников он придумывал и делал генераторы, мотоциклы, солнечные часы в парке Кирова, изготавливал панно, оформлял интерьеры, делал необычайную мебель из необычных материалов, вроде болотных пней, изготавливал и устанавливал светящиеся Поклонные кресты и камни, саморучно построил храм, оформлял книги
(в частности, великолепный труд о православной иконописи своего брата Леонида «Богословие в красках», изданный В.Ф Свиньиным в 2008 году), ходил на байдарках и яхтах, воображал и разрабатывал проекты города будущего
с умными домами и многофункциональным транспортом.

Многие из его изобретений запатентованы и еще очень многие ждут своего часа. Кроме сказанного, Мастер вырастил двоих сыновей, один из которых пошел по стопам отца и добился немалых успехов, имеет нескольких внуков. Виктор Михайлович Шкаруба продолжает трудиться и на девятом десятке – такие люди на покой не уходят. И дай ему Бог здоровья и сил еще на долгие годы!

Резюмировать постараюсь следующим образом.
Книжка, несомненно, интересная и заслуживающая читательского и тем более спонсорского внимания, написана Игорем Мараниным как-то по-домашнему,
по-сыновьи тепло, без оглядки на принципы стандартных биографий.
За это, может, и следует автора пожурить, но и понять его поиски жанра тоже можно: написать биографию титана, живущего и творящего в соседнем доме
и приглашающего тебя на чаёк – это вам не фунт изюму.

Виктор Распопин
Made on
Tilda