Тайны Оби и легенды Иртыша:
мифы, легенды и байки
с берегов больших и малых рек Западной Сибири

Полистать книгу
«Тягучее и сладкое, как мед, время, которое пробуешь на вкус понемногу, по крупицам,
по эпизодам, по датам»

«Для того, чтобы по-настоящему полюбить город, нужно отыскать такие его черточки, трещинки, мелочи, из которых складывается неповторимый образ мегаполиса с яркой и непростой историей»

Это – совсем новая книжка, продолжающая маранинские штудии об истории Новосибирска
и окрестностей. Как и все прочие, вышла она
в издательстве «Свиньин и сыновья».
И тематически, и по оформлению она продолжает предыдущую книгу Игоря Маранина «Легендариум». Написана она, однако, иначе. На этот раз работали над книгой два автора – новосибирец Игорь Маранин и омич Александр Тихонов, поделив участие ровно пополам. Игорь Юрьевич в жанре фантастического приключения во времени рассказывает байки и были о реках и людях Обского бассейна, Александр Александрович предлагает романизированную историю бассейна Иртыша.

Вообще-то, как и предупреждают соавторы в самом начале пути по гордым рекам Сибири, изначально это была общая тема их блогов, своего рода полемика, чья гордыня – Оби или Иртыша, Новосибирска или Омска, круче,
так сказать, столичнее, при том, что Омску как-никак триста лет и в нем
в середине XIXвека отбывал многолетнюю ссылку не кто-нибудь, а сам Достоевский, ну а молодой да ранний Новосибирск отобрал у Омска корону Сибири по чиновничьей прихоти и вот, разросся аж до самого «красного солнца».

Ну а поскольку это были блоги, то у блогов были и читатели, чьи голоса авторы также включили в книгу, завершая ими каждую главу. И должен сказать, что эти разноголосые, зачастую друг с другом несогласные читательские реплики, а то
и развернутые рассказы, весьма улучшают художественное впечатление, как бы разбивая некоторую монотонность общего повествования, неизбежную
в данном случае, поскольку как ни отбирай из однотемного материала наиболее живые события, наслаиваясь друг на друга, они образуют течение все-таки однообразное. Читательские же голоса, особенно в маранинской части книжки, даже если они всего лишь прием, придуманный и выполненный самими авторами, оживляют общий текст, подобно тому, как притоки оживляют неспешно текущие крупные реки.

То, что у книги два автора, причем они не соавторы, то есть не пишут единый текст вдвоем, как, скажем, Ильф-Петров или АБС, а, как Корнев-Круз, рассказывают каждый о своем герое (крае, корпусе занимательных историй), постепенно подводя собственные, совсем разные по приемам написания и ареалу окрестного огляда, легендариумы к общему знаменателю.

Экстраверт Игорь Маранин рисует свою Обь с юга на север, от Бийска до Сургута, скачкообразно (да и как еще можно на машине времени?), попадая то
в начало прошлого столетия, то в эпоху Екатерины Великой, а то и к самому Ермаку Тимофеевичу, рисует быстрыми мазками, картинками яркими
и ироничными.

Интроверт Александр Тихонов плывет, напротив, с северо-востока на юг, спокойнее, размереннее, как бы неторопливым брассом, не углубляясь особо
в давнюю историю, подолгу останавливаясь то в одном остроге, то в другом,
на привалах почитывая нам вслух то главы из книжки американского путешественника м-ра Бьюэла, большого поклонника приключений барона Мюнхгаузена, то цитируя забытых местных стихотворцев, то поминая омских ученых или продвинутых представителей купечества.

Все эти персонажи Маранина и Тихонова, от Ермака до Петра Драверта, именно персонажи. Герои же «ума холодных наблюдений» – реки и речки, «города
и годы», села и деревушки, словом, историческая география. Цель: помочь нам верно увидеть карту малой родины и узнать, что прячется за ее символами.
А прячется там многое: история, литература, неумирающее прошлое
и сегодняшняя «живая жизнь».

Прочитаем?

Виктор Распопин
Made on
Tilda